Послание Иисуса Христа Церквям Христовым

Мертвые с косами стоятВ одном советском фильме про революцию комический герой повторяет знаменитую фразу: «А вдоль дороги мертвые с косами стоят… И – тишина…» Ну, и все, кому он это рассказывает, смеются. Мертвые не могут стоять вдоль дороги, да еще и с косами. Все думают, что этот человек сошел с ума, либо ему это померещилось. На самом же деле главные герои фильма – неуловимые мстители – взяли реальных мертвецов, поставили их вдоль дороги, приделали к их рукам косы, и вот: мертвые стоят, да еще и косами машут!

Наш жизненный опыт говорит нам, что если человек стоит у дороги на двух ногах и машет косой, то он не может быть мертвым. Разумеется, если это не труп на веревочках. Но если у человека есть пульс, если у него бьется сердце, температура тела около 36 градусов, он дышит, и у него нет болезни либо ранения, несовместимого с жизнью – то можно сказать, что человек жив. В то же время наш духовный опыт учит нас, что если человек машет Библией, осеняет себя крестным знамением и произносит «Господи, Господи!», то это еще не повод, чтобы считать его живым. Духовные жизненные признаки иные… Но как проверить наш духовный пульс (работу сердца), духовную температуру, духовное дыхание и духовную целостность тела? Писание говорит, что не каждый человек способен отличить духовного мертвеца от духовного живчика. Это под силу только духовному человеку: «Духовный судит о всем, а о нем судить никто не может» (1 Кор. 2: 15).

Дело в том, что плотский (душевный) человек видит лишь признаки физической жизни. Для него живые – это все люди, которые дышат. В глазах Бога картина несколько иная. Иисус говорит человеку, который хочет похоронить своего отца, а потом следовать за Христом: «Пусть мертвые хоронят мертвых». Это значит, что в глазах Христа не имело большого значения, жив человек физически или нет. Он видел начало и конец этого человека, вечный путь его души. И вот сейчас, в момент истины, решение этого человека меняет его будущее, то место, где он проведет вечность. Лишь духовный человек способен видеть мир глазами Бога и судить о том, кто мертв, а кто жив. Плотский же человек не понимает этого. «Пусть мертвые (духовно), хоронят мертвых (физически). А ты иди и следуй за Мной…»

Естественно, вы хотите узнать, кто вы: мертвый или живой? Отвечу словами Христа: «Знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв». Иисус знает ваши дела. Вы называете себя живым, но вы мертвы. Согласны? Хотите спросить: что нам делать? Отвечу словами Христа: «Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти…» Проснись, пробудись и скажи тем, кто близок к смерти, что они мертвы, призови их к покаянию, и пусть они начнут делать то, что делал Я – учеников. Не делай вид, что ты ученик Христа. Но делай учеников. Не делай вид, что ты обращаешь мир, но иди и делай учеников во всех народах, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа… «Но я крещу…» – «Ты делаешь вид, что крестишь. Крести учеников».

Но кто-то скажет: Ткаленко, да ты нас дуришь, это послание Иисуса Христа конкретной Сардисской церкви в Малой Азии. Кстати, в Сардисе уже и нет никакой церкви Христа… умерла таки… Это не к нам…

Может, не стоило этот отрывок оставлять в Библии? Может, он бесполезен для научения, для наставления, для обличения? Или все-таки какая-то польза есть в этом богодухновенном отрывке Писания? Может, этот отрывок нужно читать только раз в год, на именины Иоанна Богослова? Прочитать в качестве «техосмотра»: ну что, это пока нас не касается? Все живы? Ну, если прочли, то, значит, живы. Если бы были мертвы, то и не прочли бы… Логично. Но если верить Слову Бога, то и этот отрывок не менее важен для нас, чем другие. И читать его можно каждый день…

Да, Церковь может умереть… А может, уже умерла… Сколько времени Церковь может жить? Вечно? Миллениум? Пятьсот лет? Сто? Двадцать? Церковь может умереть завтра… Что же может произойти с Церковью Христовой, которую не одолеют даже врата ада? Об этом говорят полные любви слова  Иисуса Христа малоазийским Церквям Христовым (2-3 главы Откровения).

«Ангелу Ефесской церкви напиши: …имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою. Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься» (Откр. 2:1-5). Церковь может оставить свою первую любовь.

Первая любовь. Иисус – жених, и он говорит своей невесте: ты потеряла свою первую любовь. Переживали ли вы первую любовь? Если у вас сейчас ее нет, то вы и не понимаете, что это такое. Однажды мы сидели в кругу родственников, и я спросил: «Когда вы влюблены, вы можете думать о чем-то другом, кроме своей любви?» Это был риторический вопрос, и я не ожидал получить ответ. Вдруг мой племянник (20 лет) говорит: «Нет!» Все осторожно посмотрели на него. Он сидел, опустив голову. И я понял – он влюблен. И я понял еще одно: я уже забыл, что это такое – первая любовь. Разве это не одержимость, разве это не фанатичная приверженность? О чем вы думаете, когда остаетесь наедине с собой? О чем думает Церковь, потерявшая свою первую любовь?

И что же отвечает Церковь Христу, который говорит ей, что она потеряла первую любовь? «Да, Господи, мы знаем… Первая влюбленность прошла… Но мы всё Тебе объясним, Господи, у нас столько проблем…» Если Господь лично скажет Церкви в Ефесе (или в Киеве), что она потеряла первую любовь, то Церковь, разумеется, ответит: «Прости, Господи, каемся!» Но если, например, я скажу Церкви, что она потеряла свою первую любовь, то что я услышу в ответ? Может ли кто-либо другой, кроме Христа, сказать Церкви, что она потеряла первую любовь? Можно ли Церкви нанести вред, прочитав данный отрывок? Имеет ли право кто-либо сказать об этом Церкви? Может ли сатана призвать Церковь к покаянию? Оставим пока эти вопросы без ответа и вернемся к отрывку.

Как видим, Церковь может «ниспасть». То есть упасть, свалиться. Иисус говорит, что Церковь упала. Значит, это возможно. Иисус также призывает Церковь вспомнить, откуда она упала. Из этого следует, что Церковь может забыть о своем падении. Представьте себе, Церковь падает, теряет первую любовь, не замечает этого и даже забывает, где она была раньше. «Братья, вы помните, где вы были раньше? Откуда вы упали?» – «А? Что? А что, мы разве не всегда были здеся? Мы что, упали откуда-то? Не может быть…»

Такое может произойти с Церковью Христовой… Церковь может не заметить, как она упала, но она может вспомнить, что прежде она делала что-то другое. «…Покайся, и твори прежние дела» – говорит Христос. Прежние богоугодные дела. А что такого делала Церковь раньше, что было угодно Христу, и перестала сейчас?

Один брат, когда я прочел ему этот отрывок, сказал мне: в этой главе Откровения Иисус показывает нам, как нужно наставлять, обличать, поддерживать учеников – сначала нужно пять раз похвалить, раз обличить и раз поддержать. Да, да… Но я не об этом. Я вижу здесь только то, что случилось с Церковью, и призыв Христа покаяться и творить прежние дела.

Итак, Церковь перестала творить прежние дела. А какие такие дела творила Церковь раньше, а теперь перестала? Церковь перестала собираться? Нет, вроде. Кстати, а что я перестал делать такого, что делал прежде? Я всего лишь перестал делать учеников. Но может ли ученик Христа перестать делать учеников Христа? Может ли не ученик Христа быть членом Церкви Христа? О, сколько странных риторических вопросов! А может, это и не плохо, что Церковь уже не творит то, что прежде?… Может, церковь повзрослела, у нее появились новые дела, новые заботы… Но Иисус призывает покаяться и творить  прежние дела.

А что, если Церковь этого не сделает? Церковь может не покаяться и не вернуться к прежним делам. Если она этого не сделает, то Иисус придет и сдвинет с места светильник своей Церкви. Может ли Христос сдвинуть с места светильник  Церкви Христа? Может ли Церковь Христа существовать с погашенным светильником? Церковь Христа, в которой нет светильника? Может такое быть? Церковь не светит, не сияет для мира? Представьте себе Христа, сдвигающего светильник в своей Церкви. «Вы были светом для мира, но уже нет»… Как трудно такое представлять. Просто не верится, что Господь такое может сделать… Скорее всего,  Он просто пугает, но вряд ли действительно решится на такой страшный шаг – сдвинуть (погасить) светильник Церкви Христовой.

На Востоке светильник – это символ невесты. Жених после помолвки шел строить дом, готовить место, куда он заберет невесту. И когда жених заканчивал, невеста переезжала к нему в дом. А пока он строил, на окне у невесты горел светильник. Зажженный светильник означал, что невеста ждет, она верна, брачный договор остается в силе. Вечером после работы жених идет посмотреть на окно невесты, горит ли светильник? Все ли хорошо?

Вы помните притчу о девах, которые ждали жениха. Благоразумные девы запаслись маслом, а неблагоразумные не подумали, что потухший светильник может стоить им участия в брачном пиру. Наверное, современникам Христа была более понятна эта притча, они знали, о каком обряде идет речь, какие это девы встречают жениха. Христос говорит о Царстве Небесном, о том, как важно для жениха увидеть, что светильник горит и заправлен маслом, о том, что можно навсегда опоздать на брачный пир. Погасший светильник невесты – помолвка разорвана.

Когда жених узнает, что невеста неверна ему, что он делает? Как чувствует себя жених? Как чувствует себя Иисус в отношении невесты, которая потеряла любовь к Нему? Которая говорит о другом мужчине, думает о другом, мечтает о другом? Жених погасит ее светильник.

Но если Церковь скажет: мы не считаем, что потеряли свою первую любовь, мы сегодня просто творим другие дела, которые не менее важны, чем прежние. У нас появились другие заботы, которые не менее важны, чем прежние… Но может ли невеста сама зажечь светильник, который погашен женихом? Может ли невеста восстановить разорванную помолвку? Прийти к жениху и сказать: «Ну все, пошутили – и хватит. Забирай меня, ты ж обещал!»

О, где ты сейчас, светильник Ефесской Церкви Христа? Где же ты сама, Ефесская Церковь? Или в Ефесе нет больше людей, нуждающихся в милости Божией? Жених придет только к той невесте, которая сохранит свою первую любовь и горящий светильник. И Он заберет ее в свою обитель, в свои покои, в свой дворец, сделанный не из кирпичей, а из огромных драгоценных камней… Невесте даже на ум не приходило, что Жених приготовил для любящих Его…

Куда уходит первая любовь? Суета, заботы житейские, жажда иллюзорного богатства… Люди приходят в Церковь в поисках Бога, в поисках истины, но постепенно у них появляются человеческие связи, они начинают дружить, любить друг друга. У них появляется вторая любовь. И вот Христос видит, что Церковь не хочет слушать Его голоса и не творит прежние дела. Более того, такая Церковь говорит: я не считаю, что мой светильник погас. Просто мы жжем его так, как того требуют обстоятельства. По нашему графику…

Какая разница, какого мнения придерживаются мертвые? Пусть идут и хоронят своих мертвецов. Но ты следуй за Мной.

Если вы этого не делаете, то ваш светильник будет погашен. Это не пустая угроза неопытного воспитателя. Вы перестанете быть Церковью Христа! Невестой Христа! Вы будете отпущенной, свободной, независимой автономной Церковью. Невестой без жениха. И не имеет значения, как вы себя назовете. Вы уже не будете светом для мира, сияющим на вершине горы… «Итак вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела».

А вот послание ангелу (посланнику) Смирнской церкви: «Знаю твои дела, и скорбь, и нищету (впрочем ты богат ), и злословие от тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, а они не таковы, но сборище сатанинское. Не бойся ничего, что тебе надобно будет претерпеть. Вот, диавол будет ввергать из среды вас в темницу, чтобы искусить вас, и будете иметь скорбь дней десять. Будь верен до смерти, и дам тебе венец жизни» (Откр. 2:9-10). Я вижу маленькую Церковь, скорбящую, бедную, нищую. Они плохо одеваются, у них нет автомобилей, их ругают. На первый взгляд – это бедная церковь, которую злословят те, кто претендует на эксклюзивное право толковать Слово Божье, иудеи, избранный народ. Они действительно избранный народ, но Иисус называет их сборищем сатаны. Они не иудеи (в глазах Бога). Они не избранные, они просто называют себя такими.

Сборище сатаны не стремиться назвать себя «сборищем сатаны». Они называют себя Избранные Божьи, народ Божий, иудеи. Поэтому имя, которое они одевают на себя, может быть фальшивым.

Но маленькая, скорбящая церковь в бедности и в гонениях, в тюрьме и в смерти  – богата в глазах Бога. Ибо Господь знает, какое наследство им приготовлено: какие дворцы, какие одежды, какая слава,  какое сокровище – золото, подобное чистому стеклу…

А вот и третья Церковь – Пергамская: «Имею немного против тебя, потому что есть у тебя там держащиеся учения Валаама, который научил Валака ввести в соблазн сынов Израилевых, чтобы они ели идоложертвенное и любодействовали…» (Откр. 2:14). Валаам – это человек, который пророчествовал за деньги. Иными словами, он ради денег пошел проповедовать, как бы от имени Бога.

В Церкви могут быть священники, которые пророчествуют ради мзды. Священнику может прийти в голову мысль: я не защищен социально, мне нужно заботиться о своей семье, я хочу послать детей учиться в университет, мне нужно сделать ремонт в квартире, мне нужно оплачивать кредит… В конце концов, мне нужна стабильность! И когда он натыкается на отрывок о том, что «вы потеряли первую любовь», то он его опускает. Он начинает заботиться о том, чтобы невеста не узнала о том, что жених погасил ее светильник. «А где наш светильник, ЛеТарас?» – «Не волнуйтесь, все хорошо… Масла у нас много… В офисе горит, все нормально…» На самом деле, светильник давно погас. Но разве нам, неблагоразумным девам, так уж плохо вместе? Разве мы не банда?

Валаам тоже не хотел проповедовать ложь, но если он скажет правду, то кто будет оплачивать его кредит? Не ослица же Валаамова… Жить-то надо.

Ангелу Фиатирской церкви: «Знаю твои дела и любовь, и служение, и веру, и терпение твое, и то, что последние дела твои больше первых» (Откр. 2:19). Иисус говорит о делах, служении, вере, терпении… дела последние больше первых… Разве для Христа важно, чтобы мы делали больше, чем раньше? Наверное, важно, если он хвалит Церковь за это, приводит ее в пример остальным. Недавно я делился с Господом тем, что я не перерабатываюсь на ниве Господней, и Он подбросил мне идею: благовествуй сорока людям ежедневно.

Но там было прелюбодеяние. Люди постоянно приносили жертвы идолам и ели это мясо. Однажды брат рассказал мне, как хотел посмотреть гороскоп на следующую неделю и открыл газету, в которой я стал главным редактором. Я написал статью на месте гороскопов под названием: «Я вам щас дам гороскопы». Мне казалось, это смешно: как умный человек может верить в гороскопы? Платить деньги, приносить жертвы идолам… Но я вспомнил, как я зависел от чисел. Я купил дом №13, и когда моя дочь упала со стула, я увидел, что у нее повисла ручка, как сломанная, и я подумал: номер, это же был знак! И мне стало страшно: зачем я купил этот дом? Я готов был поклониться этому номеру, принести жертвы, чтобы он был снисходителен ко мне. Я забыл про Бога, про Христа. Я блудодействовал с «богом №13»! Кому-то эта история покажется смешной, но, Слава Богу, Он дал мне веру покаяться.

И есть такая женщина, которая вводит всех в блуд. И люди блудодействуют с ней. Однажды один православный священник рассказал мне, как можно колдовать с хлебом для причастия. «Но это же грех, колдовство!» – удивился, я.  «Да, грех, конечно, – сказал он, – но такое действенное средство…» Через несколько лет я услышал по радио, что его убили.

Люди могут блудить в Церкви. Они могут втайне от чужих глаз любоваться свой новой машиной, покупать ей что-то новенькое, взрываться от бешенства, когда кто-то слишком сильно ударил дверью. Они лежат со своими женами и мысленно прикасаются к другим женщинам, флиртуют, говорят комплименты… Иисус говорит о наказании за блуд: «Я повергаю ее на одр и любодействующих с нею в великую скорбь, если не покаются в делах своих. И детей ее поражу смертью, и уразумеют все церкви, что Я есмь испытующий сердца и внутренности; и воздам каждому из вас по делам вашим» (Откр. 2:22-23).

Наказание за блуд… Вернее, плата блуднице. Понимаете, блуднице нужно заплатить. Хочешь блудить – извольте платить, господа: отдайте своего ребенка. Бог наказал царя Давида за этот грех – забрал сына. И не одного сына (Давид пережил смерть нескольких сыновей). И не одного Давида.

Один мой знакомый рассказывал мне, что он живет праведно, но у него есть только один грех – блуд. Он хвастался, как дешево ему обходятся блудливые соседки – шоколадка, бутылка вина… «Знаешь, сколько стоит блудница по Библии?» – спросил я. «Сколько?» – «Отдашь ребенка». Он изменился в лице и сказал: «Я не верю в Библию…» «Какая разница, веришь или нет, – подумал я, – платить все равно придется всем нам за дела…»

А вот послание Ангелу Сардийской церкви. «И Ангелу Сардийской церкви напиши: … знаю твои дела; ты носишь имя, будто жив, но ты мертв. Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти; ибо Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим» (Откр. 3:1-2). Церковь может назваться, например, Живая, но быть мертвой. Церковь может выглядеть так, что людям даже в голову не придет, что это мертвая церковь. Если сказать этой церкви, что она мертва – это будет сюрпрайз! Она будет искренне удивлена! Как можно назвать «Живую Церковь» мертвой?! Кому такое в голову могло прийти? «Иисусу Христу». – «Э-э-э… Но мы так не считаем… Мы вас отрезаем, короче, от общения…» Вы видели священников, озабоченных тем, чтобы никто не узнал, что их церковь мертва? Они отрезают от общения всякого, кто пытается сказать их мертвой церкви, что она мертва.

Кстати, есть ли такая Церковь, которой было бы не полезно услышать, что она мертва? «Бодрствуй и утверждай прочее близкое к смерти», говорит Иисус. То есть, очнись, ты при смерти, и другие тоже при смерти. Поддержи их, утверди…

«Вспомни, что ты принял и слышал, и храни и покайся» (Откр. 3:3). Возможно, вы будете удивлены, но Церковь может кое-что забыть. Вы забывали когда-нибудь о чем-то, например, о дне рождения бабушки? И вам напоминают, а вы бьете себя по лбу – забыл поздравить! Вот так и Церковь может совершенно забыть то, что она приняла и слышала. Церковь (собрание) забыла: а чего это мы вдруг все вместе собрались? «Ну, Ткаленко, как может Церковь забыть, для чего мы здесь собрались? Конечно, славить Бога…» Я думаю, что не все сегодня вспомнят, зачем мы когда-то собрались в Церкви. Забыли. Такое может случиться. Перед нами Церковь, которая забыла, что она слышала и приняла в самом начале. «А что, мы разве что-то не то гутарим?» – спрашивает такая церковь. Очнитесь, вам нужно вспомнить это и покаяться!

Вот еще одно – Церковь может уснуть. Задремать. Вот как люди иногда засыпают на проповеди. Задремать не физически, но духовно. Когда человек спит, он ничего не делает. Духовно спящий застыл, он похож на мертвеца. Внешне он практически не отличается от мертвеца. Он без сознания. Он не осознает присутствия Божьего.

Когда страж спит, то он может проспать вора. «Если же не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя» (Откр. 3:3). Братья и сестры, вы забыли, что вы собрались обратить, спасти этот мир в этом поколении? Вы все забыли! Вы уснули…

«Впрочем, у тебя в Сардисе есть несколько человек, которые не осквернили одежд своих и будут ходить со мной в белых одеждах, ибо они достойны. Побеждающий, облечется в белые одежды; и не изглажу имени его из книги жизни, и исповедую его имя пред Отцом Моим и пред Ангелами Его» (Откр. 3:4). Мы видим, что в Сардисе осталось несколько человек – остаток. Это остаток. Это люди, которые сохранили чистоту, ученичество. Иисус не изгладит их из Книги Жизни… А что же с другими? Других изгладит. Их имена тоже были золотыми буквами записаны в Книге Жизни. Иисус вытрет их имена. Выломает, вырвет эти золотые буквы и превратит их в прах. И пред Отцом и Ангелами скажет: правда, я не знаю их.

И как при этом будет выглядеть Церковь? Что произойдет с собранием? Церковь – это будет остаток, люди, которые не осквернили себя. Но что же с теми, чьи имена Христос сотрет из Книги Жизни? Возможно, они соберутся опять,  и скажут: Господи, Господи…

«Ангелу Филадельфийской церкви напиши: Вот, Я сделаю, что из сатанинского сборища, из тех, которые говорят о себе, что они Иудеи, но не суть таковы, а лгут, – вот, Я сделаю то, что они придут и поклонятся пред ногами твоими, и познают, что Я возлюбил тебя» (Откр. 3:7-9). Придут и поклонятся. И уже пришли. И поклонились…

«…Ангелу Лаодикийской церкви напиши: так говорит Аминь, свидетель верный и истинный, начало создания Божия: знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден, или горяч! Но, как ты тепл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих» (Откр. 3:14-16). Христос говорит: Меня тошнит от тебя, Саня. «От меня?» – «Да, от тебя». – «Но я не согласен…» – «Почему?» – «Потому что я не теплый!» – «А какой?» – «Я… я… Я думал это Ты так, Иисус, припугнуть только… Не в прямом же смысле Ты извергнешь вон свою Церковь?» – «В прямом».

«…Ты говоришь: «я богат, разбогател и ни в чем не имею нужды «; а не знаешь, что ты несчастен, и жалок, и нищ, и слеп, и наг. Советую тебе купить у Меня золото, огнем очищенное, чтобы тебе обогатиться, и белую одежду, чтобы одеться и чтобы не видна была срамота наготы твоей, и глазною мазью помажь глаза твои, чтобы видеть» (Откр. 3:17-18). Церковь может думать, что она большая и богатая, и даже не знать, что она нищая, жалкая и несчастная. Слепая и голая. Представляете, вы можете не знать о том, кто вы на самом деле. Вы можете думать, что у вас все хорошо, но у вас все плохо. «Но мы не думаем, что у нас все хорошо, у нас есть проблемы, мы их не скрываем…» – «От вас Христа тошнит». – «Ну, мы так не считаем…»

Иисус говорит, что Церковь может ослепнуть и при этом считать, что она ни в чем не имеет нужды. Церковь может быть нагой, и думать, что она одета. И я подумал: а есть ли какой-либо признак того, что Церковь мертвая (теплая)?

Если в Церкви есть дух, то ее не пугает отрывок о том, что она мертва. Живая церковь ежедневно обновляется и готова к покаянию. Она жаждет вызова, который дает Христос. Любой церкви нужно говорить, что она мертва, показывая соответствующий отрывок. И если вас отрежут от общения – то это хороший знак. Бегите оттуда – эта церковь действительно мертва. А если церковь покается, то это и есть то, что мечтали видеть многие пророки, но не видели.

Это и есть невеста Христова, тело Христово, храм Христа.

***

Я хотел написать письмо всем моим возлюбленным братьям и сестрам из Церкви Христа, которые не осквернили себя. Многие недоумевали по поводу моего ухода из Церкви Христа. Основных версий ухода было три: врожденная склонность к предательству, глупость (или сумасшествие) и тщеславие (пошел за брендами). Но некоторые подумали: вот человек, который ищет исполнить волю Божью! Но не сказали. Почему? Да потому что это была бы похвала. А кого хвалят за Имя Христа, тот может оказаться далеко от истины… А это печально.

Радоваться и веселиться Иисус велел нам, если нас всячески неправедно злословят, гонят, поносят за Него. Так гнали и пророков, бывших прежде! Велика наша награда на Небесах! Гонения – это некий признак того, что вы недалеко от истинного пути. Поэтому сердце моё стремилось к поношению, как лань в жаркий день жаждет водопоя.

Несколько лет я молился о том, чтобы Бог обновил меня, вернул мне первую любовь, чтобы я умер для греха, нес в себе мертвость Христову ко греху. Получалось слегка наоборот:  я становился быстрым на пролитие крови Христа и легким ко греху. Этой весной мне пришлось побывать в Малой Азии (в Турции) в тех местах, где жили наши братья в первом столетии, где были те Церкви, которым Иисус направляет свое послание. Не то, чтобы я сильно молился или постился в связи с этим…  Но услышал ответ на свою молитву. Тихий голос сказал: иди к Кипу. Это была не та фраза, которую я ожидал услышать. Но вдруг мне стало легко, как человеку, который отбросил сомнения и принял решение.

В первый день после приезда в Киев мне позвонил Олег Сироткин и спросил, хочу ли я встретиться с Кипом. Я сказал ему, что я решил идти к Кипу. Олег мне потом признался, что этот ответ был неожиданным для него. Когда я зашел на проповедь Кипа, через пять минут слезы ручьями текли по моим щекам. Сколько времени я потратил в глупом ожидании, что вот завтра я как возьму, да как покаюсь, да как проведу тихое время, да как начну делать прежние дела… Я знаю, что многие мои братья и сестры живут в этой надежде, что все еще можно спасти, можно реанимировать труп, можно покаять его, воскресить, провести над ним метаною… Многие поверили в то, что «взрослая» церковь должна делать «взрослые» дела: заботиться о собственных детях (вместо ловли людей на улицах), чтобы они крестились, расширять узкий путь, раздалбывать иголье ухо, узкие врата… Но бедные дети, лучше бы ваши родители оставили вас ради Христа и Евангелия, чем пытались передать вам потерянную первую любовь.

Годы идут, мы надеемся спасти если не прохожих, то хотя бы собственных детей. И направляем их по тому пути, по которому идем сами. И крестим их, так и не познавших первой любви, заменяя ее второй.

И вот еще: «взрослые» не войдут в Царство Небесное! «Если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное» (Матф. 18:3).

Я знаю, что не многие обратятся. Я знаю, что вторая любовь сильна, что детское царство хорошо, и тигриный лагерь, и новые песни, и группа прославления… И знаю, что братья, новые валаамы, которые еще недавно были великими героями веры, теперь ради стабильности будут отрезать тех, кто прочтет это письмо. Я знаю, что такое: «как же наши друзья, как же наши дети, как же наши жены…» И придет не мир, но разделение. Разделение, которое принес Господь.


Итак, что мы видим? Церковь может потерять свою первую любовь и не заметить этого, она может упасть и забыть, где находилась, церковь может носить имя Живой, но быть мертвой, церковь может думать, что она богата, но быть нищей и убогой, церковь может быть самодовольной и думать, что ни в чем не нуждается, но на самом деле не иметь ничего, церковь может быть слепой и голой, но не понимать этого. Церковь может практиковать идолопоклонство, а священники могут работать за деньги ради собственной стабильности и благополучия, и извращать из-за этого учение Христа, но остаток может не оскверниться. Иисус может погасить светильник Церкви, и Церковь может перестать быть невестой Христовой (то есть она не войдет в обитель Бога, в покой Бога).

Как видим, Церковь может деградировать и умереть. Иисус может изгладить наши имена из Книги Жизни. Мертвые могут выглядеть, как живые. Мертвых можно принять за живых.

Один из братьев мне сказал: «Кип говорит, что наша церковь мертва. Я в это не верю».

Люди не вверят, что мертвые могут махать косами и стоять. Поэтому когда кто-то говорит, что ты мертв – в это верится с трудом. В первом послании Тимофею Павел говорит такую фразу: «А сластолюбивая (вдова) заживо умерла». Возможно, он знает, о ком говорит, может, это продолжение какого-то разговора. Но речь даже не в том, о ком он говорит. Он говорит о живом мертвеце.

Живой мертвец – это духовное понятие. В глазах мирских людей оно не очевидное. Мирской человек не может отличить живого духовно от духовно мертвого, поскольку он сам мертв. Об этом можно судить только духовно.

Поэтому если тебе говорят, что ты духовно мертв, это может тебя обескуражить. Как же, как же, я же подаю все признаки жизни… даже духовной жизни. Я молюсь, читаю Библию, верю в Бога, посещаю церковь. Один мой дорогой брат даже такой аргумент привел в доказательство своей духовной жизни: я Библию читаю по пять часов в день! Я привожу людей в церковь! В церкви много людей, все выглядят как живые…

Давайте посмотрим послание Павла. Он называет заживо умершим человека, у которого немного изменились пристрастия, устремления, цели, желания – это все немного отличается от желаний Христа.

Мертвый заживо человек – это человек, чье сердце начинает биться сильнее, и глаза загораются, когда он слышит о мирских вещах. Это человек, который, оставаясь наедине с собой, мечтает не о Христе, не о спасении. Он вспоминает нечто сладострастное. Он думает о новом доме, о новой машине, о том, как он в нее сядет, нажмет на газ… Новый диван, плазменный телевизор, он откроет бутылочку холодного пивка и посмотрит футбол, он наслаждается мыслью этой, он радуется новой приобретенной вещью, он преисполнен страстей, которыми наполнен мир. Он любит мир. Общаясь с кем-либо, он не думает о том, что этот человек нуждается во Христе, нуждается в спасении. Он не горит Христом. Он не скрывает, что посещает церковь, и считает себя верующим.

Когда вы видите любого человека, какова ваша первая мысль? Я в последние годы ловил себя на том, что мне трудно смотреть на людей как на потерянных, как это было раньше. Но я думал, что это пройдет, нужно просто больше молиться, читать Библию… Я произносил «Отче наш», включал первую скорость в машине, вспоминал, что я не читал Библию, и на ходу прочитывал отрывок.

Павел говорит о духовных мертвецах. Если тебе кто-то говорит, что ты мертв, то, скорее всего, ты мертв. Глупо отвечать: я так не считаю. Не лучше ли посыпать голову пеплом?

Иона пришел в Ниневию и пророчествовал об уничтожении города. Если бы царь Ниневии сказал, что Иона бомж и жид, то город был бы уничтожен. Их спасло покаяние.

Некоторые братья мне говорили: я не хочу идти к Кипу, я хочу идти к Богу. У меня есть ответ и на это…

Но я его не скажу.


Запись опубликована в рубрике Статьи. Добавьте в закладки постоянную ссылку.

Комментарии:

  • Дмитрий

    По плодам их узнаете их

  • Дмитрий Головко

    Жестко,но правильно. Как раз читаю откровение.